Cегодня
   
Новости сервера Suty.ru
15.06.2009 Восстановлена работа сайта!
Добро пожаловать на сайт/архив газеты "Суть" за 2003-2006 года. Это история жизни нашего города с точки зрения газеты "Суть" ..   Далее...
15.06.2009 Восстановлена работа сайта!
Добро пожаловать на сайт/архив газеты "Суть" за 2003-2006 года. Это история жизни нашего города с точки зрения газеты "Суть" ..   Далее...
30.05.2006 Кто заставит их работать?

   Главная новость дня: Александр Чутьев, председатель КЖХ, депутат и главный ревизор, оставил жилищно-коммунальную ни..   Далее...

30.05.2006 Долгожданка

   Долгожданная горячая вода начала-таки поступать в жилые дома, но очень неравномерно. К примеру, в старых микрорайон..   Далее...

30.05.2006 Как сазана вода

   В сбросном канале была обнаружена всплывшая мертвая рыба (15 сазанов). Экологами были отобраны пробы воды. По словам..   Далее...

   Поиск в статьях:
   
Нравится ли вам наш сайт?
Да
Нет
Затрудняюсь ответить


Результат опроса
О газете
Рекламный отдел
Прайс-листы
Контакты

Все cтатьи
Номера газеты
Политика
Общество
Жизнь
Гражданские инициативы
Вопрос юристу
Не может быть
Наши соседи
Здоровье
Дом и семья
БУМ
Село
Потребителям
Досуг
Наше время
Тексты песен
Мой Личный Город
Культура
Спорт
Криминал
Архив новостей
Подписка на рассылку

Литературные страницы
Доска объявлений
Гостевая книга
Знакомства

Под знаком папиных сапог

Раздел: Жизнь Версия для печати


   Все значимые события в жизни моей семьи так или иначе связаы с войной. Катком прошлась она по мужским судьбам близких мне людей.
   Мой дядя Роберт служил в военной канцелярии в Польше. После войны он остался там жить. Сейчас в Польше живет моя двоюродная сестра Алина. Изредка по одному они приезжали к нам в Беларусь.
   Другой мой дядя, Антоний, служил в Германии, там его и застала война. От него вообще не было никаких известий.
   Моего отца Дмитрия во время войны призвали в трудовую армию, так как он был признан годным к нестроевой (болел). Попал он в г. Райчиха Амурской области на угольную шахту «Райчихуголь». Письма оттуда шли очень долго, и в итоге до нас доходили истертые треугольнички, которые читались с большим трудом: писали-то простым карандашом. Но сколько радости они доставляли нам! И не только родным. И мы, и соседи зачитывали их до дыр.
   Мы с сестрой содержание всех писем знали наизусть. А бабушка сокрушалась – она не владела грамотой. Как мне было жаль ее! Но домой наш отец так и не вернулся…
   После войны мама пыталась навести справки о нем – ей сообщили лишь, что из Райчихи он выбыл… Наверное, в дороге сгинул – решили мы. Из райцентра, где она наводила справки, мама привезла нам кое-какие подарки, и мы долго еще верили, что это от папы…
   Через всю войну прошел и погиб в Берлине в день победы, 9 мая, бабушкин племянник (на него хоть похоронка пришла). А мы продолжали ждать отца, вскакивали по ночам от любого стука в дверь.
   Хоть и тяжела была жизнь во время войны, но люди были не в пример нынешним – добрее. Не было в них зла и жадности. Недалеко от нас располагался военный аэродром, поэтому наш большак часто бомбили. По нему бесконечной вереницей шли беженцы. Местные кормили их, чем могли. Наша бабушка делилась с ними последней едой. Помню, мы с удивлением смотрели, как голодная беженка ела картошку и хлеб, собрав со стола все крошки до единой. А бабушка стояла и приговаривала: «Вот видите, как трудно бывает людям, а мы в тепле, все у нас есть».
   Потом по этой же дороге возвращались с войны солдаты. Многие заходили к нам на ночлег, делились своими пайками. Солдатские брикетики каши, кусочки сахара, мыло и спички нас тогда просто спасали.
   Временами бабушка выходила на рынок, чтобы купить нам – внукам – хлеба. Она плакала над вещами своих сгинувших сыновей, но все же шла и меняла их на еду. Так что настоящего голода в детстве мы не испытали.
   Непроданными остались лишь отцовские сапоги. Добротные, они стояли на самом видном месте, всегда чистые от пыли (по малолетству я даже думала, что они вообще не пылятся). Еще бабушка оставила папин костюм с галстуком. Эти вещи нельзя было продавать – все верили, что отец когда-нибудь вернется. Их давали поносить кому-нибудь только на прокат – на сватовство или свадьбу. Но костюм с сапогами так и не дождались своего хозяина. Бабушка часто повторяла: «Если б не эта проклятая война, был бы жив ваш отец и все бы у вас было».
   После войны в нашем селе осталась девочка-беженка Верочка. Она жила по очереди у сельчан. Помню, наша мама к Пасхе сшила ей красивое платье. Нам было даже обидно, что у нас, родных ее дочек, нет такой красоты. Помню, как мама спокойным и ровным голосом объясняла нам, что у нас есть мама, бабушка, а у нее вообще никого: «Пусть ее хотя бы это платье порадует». Наша мама умела шить, вязать, и, несмотря на разруху и нищету, одеты мы были даже по моде. Помню, мне досталось платье, сшитое из военной гимнастерки. Оно было украшено всем красным: мелкие пуговички, ремешок и аппликация. У меня то «красносолдатское» платье до сих пор стоит перед глазами!
   Очень хорошо помню годы коллективизации. Наш двор представлял собою две отдельные семьи: мама с тремя детьми и бабушка 80-и лет со своим хозяйством (лошадь, корова, овцы). Мама вступила в колхоз. А бабушка не пошла, мол, зачем он мне нужен? В итоге у нее все равно конфисковали все, кроме коровы.
   После школы мы с сестрой поступили в педагогические институты – я в Омский, а она в Витебский. Брат учился в Воронежском высшем военном училище. Вот в такие дальние дали разбросала нас жизнь. И если я выиграю в вашей акции, мне, поверьте, будет к кому съездить, чтоб вспомнить лихую годину.

Ядвига Дмитриевна Федорова
Суть №19 (414)
2006-05-09

<<<< Раздел >>>>

<<<< Номер >>>>





Ваше мнение о статье:
Имя
email
Мнение
 

Programming by
Vladimir P. Lavrenchuk

Создание и разрабока сайта: "Балаковский интернет-центр" г.Балаково